ЄДИНИЙ ЦЕНТР ПРАВОВОЇ ДОПОМОГИ

"Безопаснее всего можно удвоить свои деньги, свернув их вдвое и положив в собственный карман" - Фрэнк Хаббард

Арсен Маринушкин: «Мне удалось задать Константину Ворушилину самые острые вопросы»

Вчера зам главы ГО «Громадський контроль банків» Арсен Маринушкин провел встречу с директором распорядителем ФГВФЛ Константином Ворушилиным, о результатах которой рассказал изданию Адвокат UA .

 Последний такой формат встречи с директором ФГВФЛ был в прошлом году. Хочу также отметить, что встреча прошла в нормальной не напряженной обстановке, без взаимных обвинений, упреков. Я со своей стороны пытался задать, только те важные вопросы, на которые хотел получить четкие ответы. Предварительно такие вопросы я попросил подготовить самих  вкладчиков, которых непосредственно касается деятельность Фонда.

 Конечно, задать абсолютно все вопросы не было возможности, а большая часть вопросов была эмоционального характера. Но, во всяком случае, мне удалось задать Константину Ворушилину самые острые вопросы, которые были самыми важными на сегодняшний день.

Почему до сих пор директор ФГВФЛ лично не встретился с вкладчиками банка Михайловский?

С мая 2016 года вкладчики  неоднократно просили о такой встрече, но  постоянно создавались фильтры в виде заместителей директора, которые реально ничего не решали.  Долгие встречи чаще заканчивались взаимными обвинениями.  И так вчера в ходе встречи, Ворушилин сообщил, что проблемы вкладчиков банка «Михайловский» он знает. И то, что он не выходит и не общается конкретно с вкладчиками, не говорит о том, что эта проблема его не беспокоит. По его словам, бессмысленно сейчас объяснять, что вкладчики стали жертвами мошенничества со стороны собственников и менеджмента банка. Директору не понятно, почему вкладчики до сих пор не выдвигают никаких требований непосредственно к тем людям, которые их ограбили –имеется ввиду к Полищуку. Его бизнес, магазины Комфи, Эльдорадо, работают, и каждый день ему приносят прибыль. Вот эти деньги, которые он  украл у вкладчиков он и вложил непосредственно в свой бизнес, но почему-то его никто не беспокоит- вкладчики постоянно ходят и кошмарят только Фонд гарантирования вкладов физлиц. По его мнению это несправедливо.

Также по словам Ворушилина, для того, чтобы выплачивать деньги вкладчикам Фонд выполнил очень большое количество работы, так как и Министерство финансов и банковский сектор были против закона Президента по которому вкладчикам выплачивали эти  деньги. Фонд выплатил ни деньги банка, он выплатил деньги, которые взял взаймы у государства.

 Сейчас в Фонде постоянно проходят проверки и контрольно ревизионного управления, и счетной палаты, поэтому выплата каждой гарантированной суммы под конкретным четким надзором этих контролирующих органов. Поэтому выплата вкладчикам банка «Михайловский», которые не получили возможно исключительно на основании решения суда, которое вступило в законную силу. Соответственно если вкладчики будут обращаться в суды и те будут выносить положительные решения в отношении них, то Фонд в свою очередь будет исполнять эти судебные решения . Директор отмечает, что Фондом и так уже было выполнено значительное количество таких решений и в ближайшее время будет опубликована соответствующая информация.

Из вышесказанного следует, что всем кто не обратится с исками в суд, скорее всего надеяться на манну небесную не имеет смысла.

Почему решения суда исполняют так долго (2 -3 месяца)?

Сам технологический процесс в Фонде выстроен таким образом, что меньше чем за 2 месяца решение суда исполнить нельзя. Тем не менее,  Фонд работает над тем, чтобы эффективней исполнять решения суда. Когда вкладчик получает решение суда, он направляет его в Фонд уполномоченному лицу, уполномоченное лицо формирует реестр и отправляет в Фонд на выплату. В Фонде говорят, что в ближайшее время будут максимально стараться исполнять эти решения суда, но увы есть  процессы, которые невозможно сократить.

Что с собственниками банков, почему ни кто еще не осужден?

 В Фонде гарантирования создан целый департамент, который работает с собственниками банков. На сегодняшний день эта работа сводится к нулю, по той простой причине, что не достаточно одного желания Фонда, здесь необходимо участие правоохранительных органов. Фонд неоднократно обращался и в Генеральную Прокуратуру, чтобы закрепить прокуроров, которые будут расследовать преступления в отношении банков, о доведении банков до категории неплатежеспособных. Сначала этих следователей закрепляли, а после навешивали на них другие дела, в результате они занимались горячими делами, а дела Фонда — отходили на второй план и работа велась неэффективно. Также стоит учесть, что нельзя на такие расследования назначить штатного следователя: необходимо обладать определенными экономическими знаниями.  Фонд готов содействовать всячески, чтобы эти дела расследовались, но, к сожалению, без  эффективной правоохранительной системы это не возможно.

Что касается судов, то собственники банков на сегодняшний день тратят достаточно большое ресурсы, чтобы препятствовать Фонду в решении проблем через суды, суды длительное количество времени затягиваются, поэтому на сегодняшний день нет еще  положительных судебных решений. Собственники банков нанимают адвокатов, платят бешенные деньги и эти дела, затягиваются, не рассматриваются и сводятся к нулю.  Как с этим бороться в фонде не знают.

Директор напомнил, что даже там где есть личные обязательства поручительства  собственников банка по рефинансированию НБУ  ни одного дела Нацбанк еще не выиграл. То есть у Фонда соответственно тоже есть определенные проблемы в этом направлении.

Что касается взятки уполномоченного лица? Какие уроки вынес Фонд?

Фондом и до этого случая принимались меры для того, чтобы минимизировать разные риски в вопросе злоупотребления служебным положением. В ФГВФЛ утверждают, что  постоянно меняют уполномоченных особ, переводят их из одного в другие банки. Такая ситуация была и в Фонде этого не отрицают: уполномоченное лицо знало, что она будет переходить в другой банк и она вывезла за несколько месяцев документы. Далее пыталась их продать, скорее всего собственникам банка. Более того директор отметил, что там не было взятки в огромном размере, 5 миллионов долларов, по его словам, так лишь написали, потому что так было интересно написать прокурорам , а на самом деле там  была совершенно другая сумма. Директор уверяет, что перед тем как задерживать это уполномоченное лицо, приходили из СБУ и говорили, что они будут отрабатывать  уполномоченных лиц, ликвидаторов, спрашивали, есть ли какая-то информация у директора и он сказал, что будет всячески содействовать.

 На сегодняшний день Фонд говорит, что он всячески содействует правоохранительной системе для того, чтобы это дело закончилось и для того, чтобы довести его до логического конца: предоставляет  всю информацию, все документы для того, чтобы было конкретное судебное решение по этому делу.

Почему Фондом проводятся различные экспертные мероприятия, на которые не приглашают вкладчиков?

Вчера, во время общения с Ворушилиным, я обратил внимание на то, что фонд защищает интересы не только государства, а в первую очередь вкладчиков и на такие мероприятия необходимо приглашать вкладчиков, чтобы доносить нашу мысль, наше видение той или иной проблемы.

На эти мои слова  директор ответил согласием и сказал, что нужно двигаться в этом направлении, держать коммуникацию и, в принципе, они не против, чтобы вкладчики участвовали, но все эти предложения должны быть конструктивными, а не на эмоциях, потому что по другому они не воспринимаются.

Почему такие  суды неэффективные с собственниками банков и будет и фонд обращаться в суды с исками?

Все эксперты и консультанты с которыми консультировался фонд, в том числе и американские говорят, что не правильно подать один иск и проиграть его. Необходимо быть уверенным в успехе этого дела, потому что можно потратить очень большое количество денег на процесс, а в результате проиграть собственнику банка и легализировать тем самым его противоправные действия. Также дела в отношении собственников баков нельзя подавать обобщенно, нужно по каждому отдельно рассматривать и готовить кейс и подавать его отдельно, но  Фонд говорит, что для того, чтобы была эффективная работа по судам необходимо вносить изменения в статью 52 в Закон «О системе гарантирования вкладов физлиц». У многих собственников и даже олигархов нет имущества и поэтому решения суда о взыскании с них этого ущерба не исполнятся никогда. Соответственно, имея решение и не имея возможности исполнить его эти международные консультанты не рекомендуют инициировать судебные разбирательства. Нужно чтобы эти все дела в результате принесли конкретные деньги.

Также среди основных посылов Фонда, о которых заявил вчера Ворушилин то, что на сегодняшний день ФГВФЛ инициирует сегодня с изменения  в законодательство. Если быть точнее в Фонде считают, что они должны гарантировать вклады только до 4 очереди, так как они Фонд гарантирования вкладов ФИЗЛИЦ.

Могут ли вкладчики 200+ рассчитывать на возврат вкладов?

 В небольших банках сейчас Фонд закрывает уже 7 очередь, там есть деньги рассчитаться со всем, в некоторых банках  мы работает напрямую с сособственниками банков,  чтобы вернуть активы у заёмщиков, и погасить долги. В крупных же банках ситуация совершенно другая, там  заёмщики кредиты не платят, всячески выводят имущество у банков. Фонд проводит оценку активов, а там нечего продавать, а что можно продавать, мы вынуждены снижать цены до минимума, на проблемные активы нет покупателей.  Со слов директора я понял, что в известных банках, скорее всего не хватит даже удовлетворить третью очередь кредиторов, не говоря уже о четвертой – физические лица с вкладами выше гарантированной суммы, там очень большие сумы Фонд отдает НБУ, их требованию по рефинансированию банков по Закону удовлетворяются вне очереди, а потому после ликвидации Банка Фонд не уверен, что вернет даже то, что выплатил вкладчикам в границах гарантированных сумм.  Поэтому тешить себя надеждами без изменения в Закон – бессмысленно.

Почему такая встреча с директором Фонда гарантирования вкладов Физлиц, на мой взгляд, была важной? Потому что когда встречи проводят журналисты, они, как правило, свои интервью согласовывают с отделами коммуникаций в Фонде, чтобы ничего лишнего не сказать или не поставит неудобный для чиновников вопрос. Здесь же я хотел услышать всю информацию без искажения, без преукрашивания достижений Фонда и без их личных обвинений — в формате «конкретный вопрос- конкретный ответ».

 

 

 

 

 

Поделиться в соцсетях: